В поисках счастья

Выдержки из готовящейся к изданию книги «В поисках счастья. Начало пути»,которая представляет собой диалоги с Сергеем Николаевичем Ковалем.

Коваль С. Н. является одним из ведущих мастеров йоги в России. Президент Федерации кэмпо, дзен и йоги, доктор йогавинджняны, он много путешествовал по Индии и Непалу, изучал восточные практики и древние трактаты. Автор ряда книг(в соавторстве с Ю. Е. Холиным), среди которых «Дух воина», «Боевой дзен»,«Ресницы Дарумы», «Песочная свирель» и другие. В свои неполные 60 отличается завидным здоровьем, тонким дзенским юмором и проницательным взглядом на жизнь. В тексте приведена дословно разговорная форма, дабы не исказить суть сказанного.

Считается, что формирование личности идет еще в утробе матери. То есть подселение души уже там происходит. Уже там сущность есть. Поэтому аборты, извините –это убийство. Такое же убийство, как и любое другое. Но мы так просто привыкли убивать… Убивать животных, потому что нам кушать хочется, убивать людей, потому, что нам что-то хочется по жизни. Зачатие – это ответственный шаг. Не надо зачинать, если ты не готов. Если бы человеку сказали, что предохраняться надо, потому что иначе придется убивать ребенка, более детально рассказали моральную сторону этого аспекта…Почему религии против? Потому что они видят, что это чревато, что это большой грех, как к нему не относись. Восток говорит, что ты сразу закладываешь огромный негатив в будущую жизнь. Лучше избегать этого. Зародыш является изначально полноценной сущностью. В нашем понятии там нет грубого тела. Его еще очень мало. Но в ней уже полноценная матрица, которая туда перешла.

…Надо собрать себя. Потому что, если мы дома так всех любим, и так мы всех ненавидим вокруг… Сколько таких семей и такого отношения к миру? Это неправильно, мы можем идти по трупам, воровать, убивать, все, что угодно, но зато мы дома такие хорошие! Все цело, все едино. Нельзя относиться с пренебрежением к чему-то потому что это такая же твоя часть, как и все остальное. Поэтому, когда мы контролируем эмоции, то сознательно понимаем, что все что нас окружает, является тоже нами. Нас больше, чем только грубое тело. На уровне энергий это еще шире. Когда мы включаем уровни глобально уходящие за горизонт,мы окунаемся в сверхчеловеческое, божественное. Или опускаемся в какие-то истоки свои, животный мир, растительный мир. Когда мы общаемся, когда мы любим, когда мы чувствуем камни, воду, стихии, растения, животных… Мы так же чувствуем полу-богов, богов, абсолют. Мы чувствуем, что нас окружают… ценности, назовем это так. Которые мы не можем взять и сложить в свою золотую шкатулку. Это не деньги,это не драгоценные камни, это не блага. Это нечто, что выходит за пределы материального. Оно такое же ценное по своей сути, как и то, на чем зациклено все западное мироощущение: надо быть благополучным, состоятельным. Кто тебе мешает?Будь благополучным, состоятельным, но при этом оставайся человеком. С большой буквы «Ч».

…«мое» – это от эго. Весь Восток на том, что ничего моего нету. Даже тело – оно не мое. Весь Запад: чем больше «мое», тем лучше. «Мое» формирует эго. «Мое» –это то, чего нет на самом деле. Это то, что временно, не вечно, иллюзорно. Вот это «мое» начинается с формирования нашего сознания за счет семьи, социума,государства. …«мое» – это от дьявола в христианской традиции. Или то, что уменьшает божественное в себе. Даже, когда ты говоришь «мои мысли», тем самым ты себя делаешь меньше. Когда ты говоришь, моя рука, мое тело, мои органы – это все Бога. Потому, что это все – одно целое. Но, когда ты говоришь «моя машина, моя жена, моя страна, моя планета», вот тогда ты просто лишаешь себя возможности проявить в себе вот это качество божественного присутствия. То есть это слово лучше вообще забыть?Нет, не надо. Оно есть в языке. Но его не должно быть в сознании.

В некоторых книгах говорится об отрицательном влиянии привязок к семье, еще чему-то…В этом ничего плохого нет. Уничтожение или осознанное уменьшение своего эго не подразумевает, что ты отказываешься от того, что имеешь. Вот в чем парадокс. У тебя есть дом, машина, жена, дети. Что в этом плохого? Но, если «это мое», то это подразумевает, что ты на все это влияешь. Ты всем этим управляешь. Ты все это контролируешь. Ты все это накапливаешь, увеличиваешь. Сколько энергии уходит на все это? Как некоторые говорят: «Что вы вообще без меня? Что вы сможете сделать»? Они умирают, и что? Что-то изменилось? Все живут и прекрасно себя чувствуют. Если я умру, еще кто-то – ничего не изменится. Эти функции, которые у меня были, они разделятся между остальными. Не бери на себя слишком много,легче идти будет. Есть? Нормально, хорошо. Но это не твое. Из моих баек:– Мастер, я так хотел бы увидеть, что станет после моей смерти. Мастер отвечает:– У тебя есть уникальная возможность увидеть, что стало с миром после смерти всех остальных. Да то же самое будет, что и сейчас.

Когда ты в росте своем, физическом, духовном, моральном, в любом – нет границ. И в творчестве нет границ. Например, почему разделяют боевые искусства и спорт?Спорт всегда имеет границы, предел. Искусство предела не имеет. Но единство с природой оно всегда конечно. В чем парадокс? В том, что эта конечность – это осознание того, что все не делимо. Все не расползается куда-то. Все изначально находится во взаимосвязи. И когда все твое проявление служит тому, что ты осознаешь эту взаимосвязь, как Я и «мое»… Вот Я – это когда все слито воедино. Твое Я не противоречит никакому Я. Потому что все Я – одно целое. Это одно божественное проявление чего-то… универсума, как хочешь, называй. Но,когда «мое», как говорит доктор Рао, целостность заканчивается – проявляется дихотомия. Вот твое. Ты кушаешь курицу. Курица твоя? Конечно. Ты ее можешь убить и съесть. Курица-то твоя. И государство мое, в восприятии Сталина. Что хочу, то и делаю с ним. И люди эти мои, могу сажать их в тюрьмы миллионами. А, если это курица – это твой палец, отрежь себе его и съешь. Он же твой. Но, если ты его воспринимаешь как целое, Я космическое, то, как ты его отрежешь? И каждая курица на планете – это твое сердце.

Восточная модель подразумевает, что ты можешь быть счастлив в любом состоянии:в тюрьме, без ног… Потому что у тебя взгляд другой на вещи. Ты воспринимаешь окружающий мир как подарок. Попробуй почувствовать, что твое плохое сегодня – это самый замечательный день в твоей жизни, и лучшего дня вообще никогда не будет. И он по большому счету вообще единственный. Потому что завтрашнего дня может не быть вообще. И из этого качества выстраивай модель существования «здесь и сейчас». Представим, у человека сейчас ничего нет, он весь в долгах, но это данность,которая запредельно хороша. Да потому, что он живой и здоровый. У него все конечности. У него есть любимая женщина, есть замечательные дети. Ну, есть долги. А кто говорит, что он их не будет отдавать? Конечно, будет. Для этого всего лишь надо заработать деньги. Но заработать не как цель, а как вероятная модель дальнейшего развития. Если он не отдаст долги, его расстреляют? Нет. Но,даже, если он потеряет все… Вместо этой квартиры у него будет другая. Это не значит, что через год-два у него не будет лучше квартиры, чем сейчас.

У индусов есть такое понятие – лила – это игра космическая. Космическая игра,которая подразумевает, что действие интересно само по себе. То есть, когда ты вовлечен в космическую игру, тебе интересно жить. Тебе интересно общаться с людьми, тебе интересно выстраивать какую-то модель поведения. Ты ее можешь менять, придумывать новые ходы и так далее. Это игра богов. И она переносится на сознание человека. И цель вообще не ставится нигде. Какая может быть цель,кто выигрывает, когда не это важно? А важен сам процесс. Важен путь, а не цель,которая маячит на горизонте. Это не исключает цель – она всегда есть на горизонте, но она не первична. Вот, когда сама игра – это более интересно, более закручено, более интенсивно,тогда человек проживает жизнь более интересно. Причем интерес к жизни не зависит от денег, от путешествий, от образования, от знаний… Вообще от всех тех параметров, которые у нас на слуху. Интересней всех живет человек, который живет в своей деревне, оттуда никуда не выезжал, но он живет интересно. Потому что для него каждая минута его жизни – действие.

У животного какие потребности? Наесться, потомство дать, и чтобы его никто не сожрал. А у человека совсем другое. Чтобы наесться, дать потомство и защититься,можно потратить 10, 20, ну 30 процентов энергии. А что мы имеем? Мы можем работать не щадя себя, зарабатывая деньги и покупать себе какие-то немыслимые машины, еще что-то. А смысл? Когда тебе для жизни нужна нормальная пища,нормальная одежда, нормальный кров, нормальная семья. И на это надо потратить из того, что ты произвел 10-20 %. Вот те люди, которые могут потратить эти10-20 % и быть при этом счастливы, они, по большому счету, уже являются святыми. Потому что в них нет программы умерщвления себя. Потому что все эти излишества…Ты потратил больше энергии, купил ненужную вещь, сделал кому-то хорошо. Кто-то тебе «впарил» эту вещь, взяв на себя негатив и так далее. Цепочка очень длинная. А, когда ты просто произвел какой-то продукт, получил за него деньги, и этихденег тебе вполне достаточно… Но ты можешь себе позволить что-то делать дома,быть со своей семьей, развиваться духовно. Таких людей на самом деле не так уж много. Допустим, человек живет в своей деревне, из которой вообще никуда не выезжал, но он сделал из своего дома сказку, у него во дворе все ухожено. Он ходит в лес. За детьми ухаживает. То есть обыденные, абсолютно простые вещи. Но они приносят счастье.

Полюбить себя – это значит принять себя таким, какой ты есть на настоящий момент. Со всеми твоими недостатками, со всеми твоими преимуществами… На сегодняшний момент ты такой. Вот такого себя полюби. Как человек любит другого. Он же его любит, потому что в нем что-то взыграло, и он его полюбил. А потом он начинает разбираться, за что же он его полюбил. Так же и с собой. Полюби себя таким,какой ты есть, а потом меняй себя на такого, каким ты хочешь быть. Принять,а потом изменять. Но любовь – это в космическом восприятии. Принять себя – это только одна из составляющих любви. Вот, как мы говорили, что любовь состоит из четырех частей:собственно любовь, сострадание, сорадость, соучастие. Вот они формируют мету,то есть космическую любовь. И тогда от любви к себе человек идет к любви ко всему. Ты себя принял таким, какой ты есть, и ты принимаешь мир таким, какой он есть. Но мы-то хотим, чтобы мир был такой, как нам хочется. Вот именно. Ты его принял с его недостатками, с его проблемами, с его какими-то отрицательными качествами. И, когда ты принял, ты можешь его менять. Ты один можешь менять вселенную. Но через изменение себя. Так же, как одна клеточка в организме может разрастись до опухоли раковой и организм умрет. И в то же самое время одна какая-то клеточка в печени вытягивает в критическую минуту весь организм. Так и здесь: человек может менять мир. Если мы посмотрим на какие-то гениальные личности, отрицательные или положи-тельные… Тот же Сталин – он изменил мир.

Ты считаешь, что являешься ликом Христа, а я считаю, что являюсь ликом Аллаха. А тот считает, что он лик Кришны. Какая разница? И Христос, и Аллах, и Кришна– это все великие Боги. Если Бог един, он просто един. А отражения его – они для всех разные. Каждый видит какую-то грань алмаза. История так устроена, что мы больше доверяем силе, чем любви. Хотя все религии говорят, что важнее любовь.

…воспринимать смерть, как прекрасную женщину. Не старуху с косой, которая чего-то там тебя лишает. Она мне только дает. Смерть дает мне новые возможности,которые я не имею в этой жизни. Но это не так, что я пошел и себе горло перерезал. Приди к этому моменту. Приди осознанно. Уйди сознательно. Никого не обременяй. Ты можешь болеть перед смертью. Это, извините, тоже семейная карма. Значит,этим людям надо было… Они только тобой понукали и все, а потом им БАМ, носитесь со мной. Вот он я парализованный или еще что-то. Опять же, как это будет восприниматься.

Восточный менталитет – он не двойственный. Поэтому, даже, если мы говорим, что в прошлой жизни мы «накосячили», то мы не могли «накосячить» очень однобоко. Где-то мы «накосячили», а в чем-то мы были хорошими. То же самый Чикатило, он1000 раз будет рождаться девочкой, которую будут насиловать. И 1000 раз он будет рождаться женой, которую будет любить ее муж. И, если так вот подходить, то у него этих перерождений не одно, а тысячи. И в каждой он будет отрабатывать какие-то элементы своей кармы.

Самоубийство – это поиски легкого пути. Мы убиваем себя потому, что нам трудно жить. Нам легче умереть. Но карму мы свою не отрабатываем. Нам дано по судьбе,что мы должны отработать. А мы себя убиваем. Тем самым мы обрываем определенные причинно-следственные цепочки. То есть нас отправили на исправительные работы, а мы сбежали?Куда мы сбежали? Вот в чем вопрос. Мы фактически сбегаем в еще худшее состояние. Мы из обычной тюрьмы сбежали в концлагерь. И в следующей жизни мы будем не эти исправительные работы выполнять – таскать, строить, а где-то уже совсем на другом уровне. Намного больше будет проблем, и тело другое будет.

Универсальный инструмент – это медитация. Медитация заставляет нас успокоиться. Мы не можем определить, где истинное Я и где наше эго без этого. Когда мы в таком вихре, коктейль, который постоянно взбалтывают. И в этом коктейле есть масло, и есть вода. Но это мы постоянно взбалтываем. А, как только ты это успокоил, сразу оно расслоилось. И, вот тебе, условно масло будет эго, а вода– твое Я. Все, отдели их. Слей это масло, и останется только вода.

Естественная радость – это «ананда». Это природное наше качество. Это счастье само по себе. Это то, что присутствует в нас всегда. Это Бог в каждом из нас. Но стремление к удовольствию, так это назовем, желание – то, с чем надо бороться– это одна сторона. А другая сторона, это то, что ты этого не получаешь. Страдание возникает тогда, когда ты не получаешь то, что тебе не надо. А то,что у тебя всегда есть, ты просто не можешь в себе найти. Получается, что ты всю жизнь тратишь на то, что тебе не нужно. Вот этот прогресс цивилизации ущербный тем, что духовные ценности постоянно уходят на задний план. Это не значит, что нет людей, которые этим интересуются. Иначе не было бы людей, которые посвящают себя служению миру и Богу. Но посмотри на реальность, которая нас сейчас окружает. Людей, имеющих большие деньги очень много. И чем это все заканчивается для этих людей? В основном несчастьями. Тем,что они будут тратить всю энергию, чтобы это все сохранить, защитить. Чтобы защитить своих детей, отправить их в привилегированные школы, вывезти за границу,чтобы спрятать капитал и так далее. Да помогайте людям. Занимайтесь меценатством. Если ты не творческий человек, но ты же можешь увидеть художника. И помочь ему,или помочь больному, обездоленному. По зову сердца, не из корысти – я помогу,а мне воздастся.

По более-менее официальной версии мы стоим перед лицом катастрофы. Эта катастрофа ожидается в 2012 году. Я не склонен это воспринимать как глобальную катастрофу, скорей это точка отсчета. Скорей всего те катаклизмы, которые происходят сейчас,и в экономике в том числе – это мелкие брызги по сравнению с тем, что начнется в2012 году. Перед человечеством стоит выбор: или поменять свое мышление, или погибнуть. Если брать мифологию, многие цивилизации погибали, достигнув максимальной точки своего развития. Это Гиперборея, Атлантида, что-то еще… То же самое может произойти сейчас вообще со всей планетой. Возьмем смену доминирующего положения на планете. Это уже будут не американцы, а китайцы. И это уже реальность через несколько лет. Но это только начало. А в 2012 начнется какая-то глобальная перестройка финансово-экономической модели всего общества. То, что сейчас меняется климат – это не потому что глобальное потепление. Оно,скорей, похолодание в некоторых частях. Потепление – это миф. Меняется модель климата. Он становится более жестким. Поведение Земли становится менее предсказуемым. Вот, что мы видим в Европе, где постоянные наводнения, в Америке, где постоянные тайфуны. Земля – это живой организм, а мы на нем блохи. Когда-нибудь она отряхнется.

Но меня это меньше волнует. Меня интересует то, что человечество подходит к какому-то критическому рубежу, и оно должно что-то делать. Оно должно трансформироваться. Сейчас интерес к эзотерике, каким-то сакральным знаниям глобален. Но он не выведен на государственный уровень. Потому что непонятно что выводить. Если религия имеет четкие границы, то эзотерика четких границ не имеет. Она размыта. Есть такие направления, типа бахаистов, которые стараются объединить все религии в одно целое. Но невозможно объединить то, что тысячелетиями возводилось в ранг непререкаемой истины. И, когда ты – «неверный», тебя нужно зарезать, да и все. Тогда должны одни мусульмане остаться на планете. Или одни христиане. Опять же,кто из христиан? Католики?Да, тогда христиане должны перерезать всех остальных, а потом уже между собой…почистить друг друга. Или те же самые исламисты – у них же тоже и сунниты, ишииты, а суфизм вообще непонятно где стоит.

Менталитет меняется. За счет Интернета, за счет мобильных коммуникаций. Сейчас не спрячешь ничего. И в плане пропаганды. По телевизору на тебя могут выливать полный бред, но ты можешь зайти в Интернет и посмотреть, откуда и чего. Возможностей в любом случае больше. Но наличие возможностей не значит реализацию этих возможностей. Всего много и,как правило, человек вообще ничего не берет. Если раньше он бился за каждую книжку, которая там где-то кустарно была скопирована, то сейчас все оно лежит,литературы очень много, видео, чего угодно. Это, как озеро. Оно может быть маленьким и глубоким. Может быть широким и мелким. Сейчас идет расширение информационного поля, но уменьшение глубины. Хотя вот эти ключи, они постоянно даются.

Планета меняется. Видно же, как она буквально по морде нам дает: «Вы уже имейте совесть, вы же должны как-то меняться. Иначе я стряхну вас, да и все. Сколько можно вас терпеть»? И так оно и будет, в конечном счете. Вот эти глобальные природные катаклизмы, которые могут быть, о чем древние тексты говорят,пророчества и все остальное. Это не наказание человечества. Это способ дать человечеству измениться. Что бы оно стало на порядок выше. Потому что в нашей генетической программе заложено развитие. Это развитие цивилизации может быть не техническое. Может, плюс к техническому духовное. Мы даже не можем предполагать, что это может быть, к чему это все идет.

Главное, находиться в пути. Если ты находишься в пути, это уже хорошо. Что это значит? Это не значит, что цели нет. Она есть. Ты идешь. Но ты не «упираешься»,по большому счету. Если брать Восток, цель, это вершина – Бог. Вершина одна. Какие бы цели не были, они все равно стекаются к какой-то одной глобальной цели. Религия – это не арифметика. Если к одному Богу прибавит второго или третьего,или пятого, все равно получится один. Вот то же самое и цель. Сколько бы целей не было, в конечном счете, опять же с восточной точки зрения, оно все воткнется в одну точку: самореализация.

Цель – это краеугольное в западном мировосприятии. Это называется: невозможность достижения положительной цели. Любая цель не дает ощущения счастья. Ты ее достиг – у тебя элемент счастья. У тебя машина – у соседа лучше. Жена – у соседа две. Никто не отрицает, что ты должен идти к этой цели. Но, если она и все,единственная звезда на горизонте…

Когда мы выставляли ребят на поединок, я их никогда не настраивал на победу. Я им всегда говорил настраиваться на поражение. Если ты готов к поражению, ты спокоен. У тебя нет того выброса адреналина ненужного. И сама победа или поражение не имеет тогда такого большого смысла. Для ребенка это не всегда понятно. Но, когда он проходит через это, когда он, не настраиваясь на победу, выигрывает,следующие победы и поражения воспринимаются намного проще. Для тебя важен сам спарринг. Ты должен победить, прежде всего, самого себя. Если в тысяче поединков ты победил тысячу человек, а другой победил самого себя, то именно последний является величайшим победителем в мире. Победить себя надо в поединке. Я не сторонник вот этого: мы всех порвем! Мы как-то были на соревнованиях с рукопашниками, там нас засуживали реально, поскольку мы были не из их среды. И я поставил девчонку, на тот момент ей было лет 15-16 против женщины лет за 20. И видно, что она такая амбициозная, какая-то чемпионка, перечемпионка, она там шпагаты какие-то делает. А моя, смотрю, боится. Верней, не боится, а возмущается,что ее со взрослой поставили. Я говорю: «Тебе разве не интересно поспарринговать с такой зрелой, почувствовать свои силы?». Она говорит: «Будет тяжеловато – она вон делает всякие вертушки, шпагаты». А для чего она их делает? Она тебя уже боится. Для чего она это делает?Она тебе показывает, а ты спокойно стоишь со мной разговариваешь. Значит, ты ее уже внутренне не боишься. И она ее «сделала»…

Считается, что родившийся ребенок помнит полностью, по крайней мере, прошлую свою жизнь однозначно и многое из того, что было раньше. Почему иногда дети могут говорить на каких-то протоязыках, какие-то вещи выдают, вспоминают что-то. Но, как только человек язык выучил, возникают очень четкие границы между прошлыми жизнями и современностью. То есть, то спрятали, давай начинай здесь. Потому что, если мы будем помнить прошлые жизни, не так все будет просто. Потому что мы будем там. Я просто прошел через это, поэтому я знаю. У меня был такой опыт в 8-ом или 9-м классе, пол года где-то. В школу даже не ходил. Из школы прибегаю домой, никого дома нет, родители ушли – я сразу спать. Но это был не сон, а какое-то трансовое состояние. Я погружаюсь в жизнь, ту,которую я прожил раньше. Она мне была интересна. Это была жизнь исламского суфия. Это сплошные помойки, но что-то в этом было настолько притягательное, настолько интересное, настолько оно влекло, тянуло. Но потом я понимаю, что реальность-то исчезает. Это мне, пацану, хватило сознания… Во-первых, хиреет тело, потому что я в этом трансе фактически постоянно. Потом учиться я начинаю хуже – мне неинтересно. Это путь, ну, может к шизофрении, еще к чему-то. Но это немножко другое. Это не болезнь – это опыт. Хорошо, что он был осознанный, что у меня ума хватило это все прекратить. Хотя было очень интересно. И сейчас суфии меня чувствуют, я чувствую суфия за километр. Я не знаю, как это что… Я не очень интересуюсь суфизмом. То есть это отработанная карма. Но зато оно настолько близкое и родное, что музыку я слышу, сразу… Начинаю общаться с суфиями – ну, вообще оно льет. Мне хуже с такими ортодоксальными индуистами общаться, потому что в них столько всего информативного, что я не схватываю на эмоциональном уровне. А то, что касается суфизма, я все сразу схватываю на эмоциональном уровне. Вот сейчас мы ездили в Индию, раз, на меня суфийскую шапочку надели: “Все, не снимай, это твое”. Я говорю: “Да я знаю, я там был”. Он говорит: “Да и я знаю, что ты там был”.

ПЦ "Руна"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *